Для тех, кто в интернете всерьез и надолго.
Создание сайтов, интернет-маркетинг, медиа-продвижение
+7 /3812/66-21-41
 
 

"Страхи, что зона рунета будет полностью заблокирована, не оправдались"

"Страхи, что зона рунета будет полностью заблокирована, не оправдались""Коммерсант"
Глава Роскомнадзора рассказал "Ъ", как будет осуществляться регулирование интернета.

В последнее время Роскомнадзор приступил к активному регулированию российского интернета. Деятельность чиновников вызывает недовольство представителей интернет-площадок, которые ведомство блокировало в рамках резонансных законов о защите детей от вредной информации и противодействии пиратству. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров в интервью "Ъ" заверил, что проблемы с немотивированной блокировкой сайтов преувеличены, а также анонсировал введение процедуры досудебного решения споров между правообладателями и распространителями контента в интернете.

– Год назад вступил в силу закон о защите детей от вредной информации. Аналитики утверждают, что Роскомнадзор вместе с вредоносными ресурсами систематически блокирует сайты, к которым нет претензий. Это происходит, когда блокируются не отдельная страница или сайт, а IP-адрес, на который может быть завязано сразу множество ресурсов. По данным проекта "Роскомсвобода", немотивированно было заблокировано больше 35 тыс. сайтов. Насколько, на ваш взгляд, статистика "Роскомсвободы" корректная?

– "Роскомсвобода" – политический проект Пиратской партии. Как и любая партия, она преследует политические интересы, оперируя соответствующими словами и цифрами. Ее статистику я считаю некорректной. Во-первых, они применили метод простого математического сложения сайтов, которые вносились в течение года в единый реестр и были заблокированы по IP-адресу. Во-вторых, по нашей информации, большинство заблокированных ресурсов моментально мигрировали на иные IP-адреса, поскольку сделать это очень просто.

– Более того, наше исследование показало, что немалое количество ресурсов, находившихся на тех же хостингах, что и вредоносные сайты, но к которым не было формальных претензий, также распространяли противоправную информацию. Речь идет о наркоторговцах. Конечно, был ряд случаев, когда пострадали добросовестные ресурсы, но они благополучно переехали на другие IP-адреса, и никаких проблем не было.

– А сам механизм блокировки вы считаете корректным?

– Роскомнадзор, блокируя сайты, действовал и действует в соответствии с законодательством. В соответствии со 139-м законом ("О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию". – "Ъ") к нам обращается гражданин или уполномоченное ведомство и говорит, что такой-то ресурс распространяет противоправную информацию, к которой относится детская порнография, призывы к распространению и употреблению наркотиков, а также призывы к суициду.

– Требование о блокировке сопровождается указанием IP-адреса, на котором расположен сайт, доменного имени ресурса или адреса конкретной страницы на нем. Когда к нам такое обращение поступает, аналитики отсортировывают ошибочно поданные заявки. Далее наш сотрудник отправляет запрос на русском и английском языках владельцу провайдера с требованием удалить противоправный контент.

– За год мы сформировали базу данных провайдеров, которые были уличены в распространении вредоносного контента, поэтому сейчас у нас уже не возникает ошибок, когда запрос отправляется на несуществующий адрес. У провайдера, в свою очередь, есть трое суток для того, чтобы удалить информацию – либо с помощью владельца сайта, либо самостоятельно удалив контент или заблокировав доступ. Если на наши требования не реагируют, мы через оператора связи блокируем вредоносный контент сами.

– За год к нам в реестр поступило более 72,45 тыс. заявок на блокировку сайтов, в итоге заблокировали мы 15,3 тыс. ресурсов, а исключили впоследствии из реестра 11,7 тыс. сайтов, которые удалили вредоносную информацию. В настоящее время в реестре находится 3,6 тыс. ресурсов, включая 702 заблокированных по IP-адресу. Хочу подчеркнуть, что блокировки IP-адресов составляют 4,5% от общего количества заблокированных ресурсов.

– А что мешает блокировать отдельные страницы? Провайдеры и операторы связи обеспечены необходимым оборудованием для этого?

– Около 50% крупных операторов связи – "большая тройка", "Ростелеком" и "ЭР-Телеком" – владеют методикой блокировки отдельной страницы. У малых и средних операторов, которые получают трафик от крупных, необходимого оборудования, как правило, нет, поэтому они вынуждены блокировать по IP-адресу, к которому может быть привязано сразу несколько сайтов. Мне кажется, хостер-провайдеров, то есть интернет-площадки, продающие место для сайтов, можно сравнить с владельцем гостиницы: создатели сайтов в данном случае платят деньги за номер. Представим себе, что владелец гостиницы сдал номер преступникам и по непонятным причинам отказывается выдавать их полиции. Очевидно, что добропорядочному ресурсу в таких условиях стоит задуматься переехать из неблагополучной гостинцы в благополучную.

– Руководитель Ассоциации интернет-издателей Владимир Харитонов, который подал в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) жалобу в связи с блокировкой его интернет-библиотеки, уверен, что никто не обязан никуда переезжать, а его ресурс не должен блокироваться без его ведома.

– Подать жалобу в ЕСПЧ – право господина Харитонова, которым он воспользовался. Я уже сказал, что блокировок по IP-адресу у нас 4,5%. Проблема не такая масштабная. Решение же двух судебных инстанций в России по этому делу – сперва Таганского районного суда, а потом и Мосгорсуда – подтверждает правомерность действий Роскомнадзора.

– Помимо Роскомнадзора блокировкой сайтов занимается и Генпрокуратура в рамках закона о противодействии экстремизму. Там тоже бывают случайные жертвы. Роскомнадзор имеет возможности реагировать?

– К нам поступает много обращений владельцев интернет-площадок, которые хотят, чтобы сайты, блокируемые по требованию прокуратуры, вносились в наш реестр противоправной информации. Недавно я был в Генпрокуратуре и достиг полного взаимопонимания по блокировкам. Мы создали рабочую группу, которая должна выработать механизм взаимодействия, чтобы ресурсы не блокировались ошибочно.

– Механизм должен быть примерно такой: прокурор видит, что на ресурсе находится экстремистская информация, и, прежде чем направлять документы в суд, обращается в Роскомнадзор. Мы, если сайт действительно того заслуживает, направляем предупреждение провайдерам, в котором оповещаем, что прокуратура намерена подать в суд и добиться блокировки. Если провайдер не реагирует, Роскомнадзор сайт блокирует. Такой механизм, с одной стороны, снизит нагрузку на суды, которые не всегда могут понять технические нюансы, с другой, снизит вероятность ошибочной блокировки.

– То есть вы совместно с прокуратурой намерены внедрить механизм досудебного решения проблемы?

– Я не хотел бы забегать вперед, надеюсь, мы в течение ноября-декабря все эти нюансы с прокуратурой отработаем. Рассчитываю, что с нового года мы пойдем по этому пути.

– Есть ли смысл передать Роскомнадзору функции по блокировке в рамках антиэкстремистского законодательства?

– Пока трудно сказать, но мы готовы рассматривать этот вариант. В любом случае необходимо тщательно согласовать все с профильными ведомствами.

– 1 августа вступил в силу антипиратский закон, не менее резонансный, чем закон о защите детей от вредной информации. Насколько успешно антипиратский закон внедряется на практике?

– Этот документ принципиально отличается от 139-го закона и от темы экстремизма. Тут есть правообладатель, который недополучает деньги за свой контент, и есть интернет-площадка, которая, распространяя чужой контент, на этом зарабатывает. Когда законопроект проходил чтения в Госдуме, мы начали активные консультации с правообладателями и площадками. Оказалось, что правообладатели – люди достаточно компетентные в этом вопросе. У них еще до вступления закона были исчерпывающие списки тех интернет-ресурсов, которые размещают нелегальный контент. И это нам сильно помогло.

– То есть у нас было понимание, с кем мы будем иметь дело. Тут возник вопрос крупных площадок, прежде всего сети "Вконтакте" с ее 40-миллионной суточной аудиторией. Мы с правообладателями эту тему обсудили и пришли к выводу, что с крупными площадками нужно вступать в диалог. Жизнь показала, что большинство из них готовы удалять незаконный контент. Остальных, у кого количество уникальных посетителей исчисляется тысячами человек, мы начали блокировать. На данном этапе заблокировано по обращению правообладателей десять файлообменников и трекеров. Было два судебных разбирательства. Ряд площадок активно удаляет незаконный контент, обеспечительные меры снимаются.

– Все страхи по поводу того, что зона рунета будет полностью заблокирована, не оправдались. Правообладатели уже сейчас нам говорят, что ощущают приток денег. Не буду называть конкретных имен, но один правообладатель констатировал, что у него доходы от скачивания легального видео увеличились на 6%, другой – на 7%. У нас есть договоренность, что они назовут цифры по итогам 2013 года, и мы эти данные обязательно опубликуем.

– Складывается впечатление, что когда антипиратский закон принимался, доминировало желание защитить правообладателей. Сейчас маятник качнулся в другую сторону: на Старую площадь, в администрацию президента позвали представителей интернет-компаний и пытаются закон поправить с учетом уже их интересов. Это так?

– На совещания к Радию Хабирову (замруководителя управления внутренней политики Кремля, возглавивший в сентябре рабочую группу по законодательному регулированию рунета. – "Ъ") ходят все: и интернет-компании, и правообладатели. И работа, кажется, построена правильно. Очень надеюсь, что до конца года мы подпишем меморандум о досудебном взаимодействии между правообладателями и основными площадками.

– Вообще, в результате появления антипиратского закона стороны, которые раньше находились по разные стороны баррикад, наконец-то услышали друг друга. Интернет-площадки поняли, что правообладатели теряют деньги, а те осознали, что основные интернет-компании стремятся не к тому, чтобы украсть фильмы, а к тому, чтобы монетизировать присутствие контента на своих площадках, и готовы делить доход с правообладателями. Им теперь надо договориться, сколько на первом этапе должен интернет-ресурс платить правообладателю.

– На Западе этот путь давно пройден: крупные площадки сначала платили небольшие деньги, а по мере роста доходов процент увеличивался. Когда меморандум будет подписан, это, как мне кажется, будет очень хорошим примером и для остальных сегментов авторского права – музыки, фотографии, программного обеспечения, литературы. Тем более что пиратства в отношении такого контента значительно меньше, чем в отношении видео.

 

Возврат к списку

Примеры сайтов

Портфолио Кейсы рекламных кампаний
Большой, магазин мебели
Большой, магазин мебели
Интернет-магазин
Арендный дом, инвест-проект
Арендный дом, инвест-проект
Презентационный сайт
Партнер-Омск, ассоциация
Партнер-Омск, ассоциация
Информационный сайт